Концерт с Российским национальным оркестром

Концерт с Российским национальным оркестром

DVD №3

 

Содержание:

С.Рахманинов

Концерт для фортепиано с оркестром №3 

Т.Кажгалиев

Концерт для фортепиано с оркестром№2

Дирижер - Александр Сладковский

Российский национальный оркестр

 

Жания Аубакирова:

О Рахманинове
Рахманинов – тот композитор, к которому приходят в подростковом возрасте, в 14-15 лет. В это время, видимо, происходит созревание определенных участков человеческого мозга и души. Музыка Рахманинова в этом возрасте воспринимается как особое откровение. Начинаешь изучать произведения этого композитора, и тебе открывается огромный мир сильных эмоций, то романтических, полетных, брызжущих радостью, то окунающих во вселенскую печаль и трагедию.
Многие взрослые музыканты считают, что Рахманинов – молодежный автор, потому что у него масса нот, очень густая и сложная фактура. Кажется, что можно было бы меньшим набором средств добиться того же результата. Будучи пианистом, он очень хорошо чувствовал фортепиано и не писал каких-то неудобных вещей без особого на то смысла. У Рахманинова немало по-настоящему сложного в технологии, но и оно служит определенной задаче. 
До поры до времени, пока играешь Рахманинова один, кажется, все в порядке, все очень естественно. Когда же начинаешь слушать исполнение коллег, других музыкантов, понимаешь: нет, это их Рахманинов, а у меня свой.
В Рахманинове важно не переборщить, важно сохранить чувство меры. Малейшее преувеличение убивает и фактуру, и мелодию, и звучание. Особенно сложно удержаться, когда фактура провоцирует тебя на разлив чувств. Важно сохранить мужественную интонацию (также как и у Шопена).
Мир Рахманинова мне близок. В нем есть тоска, какая-то щемящая интонация, которая объединяет русскую, славянскую культуру с Востоком. Его мир как бы между двумя этими культурами. В его интонациях часто встречаются увеличенные секунды, шестые низкие ступени. Рахманинов, как и другие композиторы, – чудак, который, несмотря ни на что, верит.

О Третьем концерте
Из всех фортепианных концертов Рахманинова Третий – самый «фортепианный». Концерты Рахманинова – это всегда отдельный симфонический концерт и только одно отделение. Сложный по фактуре, практически неисполнимый, если относиться к технологии с точки зрения физических или физиологических законов. Если подняться над уровнем физической реальности, и посмотреть с высоты и со стороны энергетических и духовных возможностей, то технические трудности становятся преодолимыми, появляется доступ к «основному источнику» и техники, и содержания, и эмоционального наполнения, начинает ясно просматриваться структура, конструкция, форма, начинает мерцать глубинный смысл.
Этот концерт – о вечном поиске необъяснимого и недостижимого, о вечной маяте русской души и, по традиции русской духовности, об укреплении и утверждении победы духа через борьбу и преодоление.
…Жизнь всегда намного разнообразнее, чем мы себе представляем, в любой ситуации содержится множество неожиданных вариантов, скрытых возможностей... ты только умей почувствовать жизнь, взять посылаемое тебе. Чудеса в моей жизни – отдельная глава большой книги. И Третий концерт Рахманинова – одно из таких чудес.

Посмотреть видео фрагмент

О Втором концерте Тлеса Кажгалиева
Второй концерт я играла в Алматы, Караганде, Москве, Санкт Петербурге, и везде он вызывает очень горячую реакцию публики, воспринимающей его восторженно, несмотря на то, что за пределами страны это бывает всегда первое знакомство с музыкой Кажгалиева. 
(Помню авторский концерт Т.Кажгалиева в Днепропетровске, в исполнении академического симфонического оркестра под управлением Толепбергена Абдрашева. Все произведения были встречены оглушительными овациями. Было чувство, что украинцы слушали свою родную музыку). 
Обожаю эпизод в концерте перед соло фортепиано в побочной партии – сочная партитура, пронзительный национальный колорит, поднимающий глубинный бессознательный зов крови, родственности. Это как запах степи, вкус кумыса, щемящее чувство родной земли. И когда это соло оркестра прозвучало в исполнении Российского национального (от грозных тромбонов до мечтательных флейт, способных передать ощущение грандиозности и величия любого национального духа и его истории), начинаешь понимать способности и возможности музыкальной интонации передавать без всяких слов смысл и силу общечеловеческих ценностей. Музыканты Российского национального оркестра играли словно чистые казахи! 
Достоинства фортепианной фактуры Кажгалиева позволяют не просто слышать музыку, но буквально видеть ее. Возможно, в этом Тлес продолжает высокие древние традиции инструментального исполнительства казахов – непревзойденных солистов-импровизаторов, обращавших внимание не только на внутреннее содержание, но и на внешнюю форму выражения, когда музыка становится неким синкретическим действом.

Посмотреть видео фрагмент

О Российском национальном оркестре. Об Александре Сладковском
Действительно всегда мечтала играть с Российским Национальным Оркестром, потому что Михаил Плетнев – один из моих профессиональных и идеологических, философских, личностных кумиров, потому что оркестр – высшее проявление его музыкального мышления, продолжение его суперсовременных и новаторских идей. Не случайно именно с Мишей этот оркестр проявляет свой наивысший потенциал как абсолютно совершенный, идеальный музыкальный инструмент.
Александр Сладковский – один из членов дирижерской коллегии РНО, талантливый и перспективный, яркий и харизматичный. Наше сотрудничество быстро переросло в добрые партнерские отношения. Александр полон идей и проектов, которые интересно было бы реализовать. Не могу забыть качественной работы, чудесного общения во время отчетного юбилейного концерта в Астане, когда Александр раскрылся не только как блестящий дирижер, но и опытный организатор, тонкий психолог, надежный партнер.

2009- © Все права защищены